ГЛАВНАЯ ПРОДУКЦИЯ ИНТЕРНЕТ
МАГАЗИН
ИНФОРМАЦИЯ,
СТАТЬИ
О НАС ПУБЛИКАЦИИ Наши проекты
в СНГ
КОНТАКТЫ Достижения
и Успехи

Эксклюзивное интервью главы НАЭР Николая Пашкевича газете "Бизнес".


Новый председатель НАЭР Николай Пашкевич получил то, чего не было у трех его предшественников. В этом году агентство будет распоряжаться большими деньгами – 0,9 млрд грн. Хотя у БИЗНЕСа есть сомнения в реальности этой суммы. Ведь источники финансирования не очень надежны.

Во-первых, это Специальный фонд госбюджета, который всегда наполняется по остаточному принципу. Во-вторых, это исчезающие, как пар, средства от продажи квот в рамках Киотского протокола. Например, EUR600 млн, вырученные от продажи этих самых квот в прошлом году, Генеральная прокуратура и СБУ до сих пор найти не могут.

“Эти средства растворились в дефиците госбюджета”,— сказал как-то вице-премьер Сергей Тигипко.

Глава НАЭР уже придумал, как пустить деньги (если агентство все-таки получит их) в оборот таким образом, чтобы отдача была даже не 10-кратная, а 100-кратная. Масштабность планов Николая Пашкевича проявляется не только в суммах, но и в сроках.

Он говорит, что судить, насколько эффективно будет использован “государственный миллиард”, можно будет только через пять лет – в 2015 г. И это естественно. И удобно.

Об основной функции

— В последние годы НАЭР регулярно фигурирует в отчетах Счетной палаты. В частности, в отчете за 2009 г. сказано, что НАЭР неэффективно использует бюджетные средства. Более того, указано, что в 2009 г. она фактически самоустранилась от реализации государственной политики в сфере энергосбережения. Как будете менять ситуацию?

— С оценкой Счетной палаты я не совсем согласен. Замечания, которые они высказали в адрес НАЭР, касались оплаты труда консультантов и специалистов. К тому же там фигурировали небольшие суммы. Но замечания были проверены, и состава преступления там как такового нет.

Вопрос в другом. Раньше НАЭР не могло добиться денег из госбюджета, и в этой связи можно говорить о его неэффективной работе. Но, тем не менее, основную свою функцию — разработку направлений по экономному и эффективному использованию энергоресурсов — оно выполняло.

За последние годы в НАЭР создано множество подзаконных нормативно-правовых актов и стандартов, которые регулируют расходование энергоресурсов…

— Выходит, пока основная функция НАЭР — это разработка нормативных актов?

— Да, агентство работает над созданием нормативно-правового поля, которое регулирует сферу энергоэффективности. И если вы обратитесь к предприятиям с вопросом, чувствуют ли они влияние НАЭР, то вам везде ответят, что агентство работает эффективно.

Ведь оно направляет в Кабинет министров свои заключения на предоставление преференций тем предприятиям, которые внедряют энергосберегающие технологии. А на тех, у кого перерасход энергоресурсов на выпуск продукции, у нас есть инструменты воздействия — штрафы.

И такое регулирование действует. Так, несмотря на то что износ оборудования в теплоэнергетике с годами увеличивается, новые технологии, внедряемые на производстве, позволяют изменить многое. Вот конкретный пример: Луганская теплоэлектростанция 10 лет назад тратила на производство 1 кВт•ч электроэнергии около 500 г угля, сейчас — 410 г.

Другой вопрос — до сих пор государство не в состоянии было финансово участвовать в проектах по энергосбережению. НАЭР разработало Государственную целевую экономическую программу энергоэффективности на 2010-2015 гг. И под эту программу в этом году выделено 910 млн грн.

Это впервые за всю историю независимой Украины! Теперь мы сможем влиять на процесс не только методологически и теоретически, но и физически.

О том, что торопиться не надо

— Как НАЭР будет проверять эффективность использования вложенных в проекты денег?

— Есть один критерий, принятый во всем мире, — это энергоемкость ВВП. Сейчас мы находимся на одном из последних мест в Европе по этому показателю. Если у нас затрачиваются 660 г условного топлива на единицу ВВП, то в странах ЕС — не более 300 г, в странах СНГ — 400 г.

— Если по итогам 2010 г. этот показатель улучшится, то это и будет доказательством эффективности работы НАЭР?

— Не думаю, что уже по итогам 2010 г. что-то существенное может произойти. Госбюджет принят в апреле, мы, в свою очередь, разработали нормативные акты о порядке использования бюджетных средств, дальше идут процедуры отбора наиболее эффективных проектов отрасли, и только потом эти проекты стартуют.

То есть это произойдет не ранее октября. Кроме того, наша программа рассчитана на пять лет…

— Получается, что спросить с НАЭР можно будет только по итогам 2015 г.?

— Естественно. Вот тогда мы должны будем отчитаться, насколько снизилась энергоемкость нашего ВВП, что с выбросами в атмосферу парниковых газов. Пока же начнем только с проектов. И если где-то они уже готовы к реализации, мы можем их профинансировать на долевых условиях.

Подчеркиваю — на долевых. Ведь некоторые считают, что НАЭР обеспечит полное бюджетное финансирование. Нет, наша программа рассчитана только на софинансирование, которое подразумевает привлечение инвестиций. Мы планируем, что на каждую 1 грн. из госбюджета будут привлечены 10 грн., а то и 100 грн. из других источников.

— Каких именно?

— Это могут быть коммерческие источники или бюджеты других уровней.

О том, куда и сколько денег пойдет

— На какие конкретные направления НАЭР потратит выделенные ему в этом году деньги?

— Прежде всего — на проекты по возобновляемой энергетике. Установленная мощность наших электростанций составляет более 50 ГВт, что в 2 раза превышает наши потребности.

Поэтому возобновляемую энергетику у нас игнорировали. Например, доля ветроэнергетики за последние 14 лет не достигла даже 1% в структуре выработки энергии. Но после принятия Закона о “зеленом тарифе” возник колоссальный интерес со стороны зарубежных инвесторов. И сегодня им нужно создать условия.

В Украине имеется огромный потенциал для развития ветро-, биоэнергетики и солнечной энергетики. Мы можем увеличить их долю в общей структуре выработки энергии до 30%.

После этого Украина будет использовать уже не половину установленных мощностей электростанций, а только треть, к тому же за счет наращивания доли чистой энергии.

Главная проблема на этом пути — наша энергосистема не рассчитана на подключение малых источников энергии. Нам нужно построить новые сети, которые позволят подключиться ветроэлектростанциям, электростанциям на биогазе, солнечным станциям.

Для этого мы уже направили 250 млн грн. на подготовку сетей Крыма и Одесской области, которые имеют наибольший ветровой и солнечный потенциал, чтобы создать условия для прихода инвесторов.

В течение ближайших трех лет мы рассчитываем на привлечение в эту сферу около $4 млрд инвестиций.

— Какие именно суммы и на что будут выделены в этом году?

— Во-первых, 203 млн грн. мы выделили МинЖКХ для модернизации котельных, их оборудования и тепловых сетей. Это позволит уменьшить удельный расход газа на 30%.

Эти работы софинансируются на условиях не более чем 30%-ного бюджетного сопровождения. Поэтому в данной сфере обязательно привлечение инвесторов.

За пять лет мы планируем сэкономить 5 млрд куб.м газа на всех уровнях. Для этого 210,5 млн грн. направим облгосадминистрациям на установку тепловых насосов, внедрение теплоаккумуляционного обогрева на предприятиях бюджетной и коммунальной сфер.

Кроме того, еще 138 млн грн. выделим центральным органам исполнительной власти на работы по сокращению потерь тепла в зданиях и сооружениях. И еще мы будем финансировать проектные работы по обеспечению энергоэффективности.

Тем, кто заинтересовался, сообщаю, что мы будем поддерживать только те проекты, которые предусматривают отдачу в виде сокращения энергопотребления не более чем через три года.

— Какие направления наиболее перспективны?

— Думаю, приоритет за работами по сокращению потерь тепла в зданиях за счет утепления стен, замены окон, реконструкции крыш.

— Упомянутые вами суммы НАЭР будет напрямую передавать местным властям, другим ведомствам или самостоятельно искать подрядчиков?

— Согласно Бюджетному кодексу, НАЭР является распорядителем средств первого уровня. Дальше распределением средств по своим направлениям займутся министерства. НАЭР же отвечает в целом за выполнение программы.

Мы анализируем, насколько соответствуют задаваемые для тендеров условия нашей программе. Возможно, и напрямую будем направлять средства предприятиям, сейчас этот вопрос согласовывается с Кабмином.

— Откуда должны поступить деньги?

— Из Спецфонда госбюджета — 500 млн грн. Еще 100 млн грн. мы должны получить от продажи квот на выброс парниковых газов. Кроме того, предусматривается 310 млн грн. в виде помощи от ЕС.

— То есть получается, что НАЭР распоряжается меньшей частью средств, выделяемых на национальную программу по энергосбережению?

— Есть определенные органы государственной власти, в ведении которых непосредственно находятся реконструируемые объекты. Думаю, неправильно залезать в чужое хозяйство. Агентство контролирует выполнение программы, а исполнять ее должны все без исключения органы власти.

— В апреле нынешнего года была информация о том, что Всемирный Банк (ВБ) предоставит кредит на EUR350 млн для внедрения энергосберегающих технологий в городах Украины. Тогда также говорили, что НАЭР будет участвовать в отборе таких проектов. Каково нынешнее положение дел?

— Главным распорядителем этих средств является Укрэксимбанк, его на эту роль выбрали представители ВБ. В свою очередь, НАЭР, Минуглепром, Минтопэнерго, МинЖКХ, Минрегионстрой, Минфин и НКРЭ разрабатывают рабочую программу. Но денег пока не получают.

Первую скрипку в таких проектах играют, конечно, западные финансовые институты. То есть они выдвигают требования, сообщают, какие изменения хотели бы видеть. Но проекты, на которые эти деньги будут использованы, надо согласовать с нами и с другими министерствами.

Не все то, что хотели бы получить зарубежные инвесторы, мы можем сделать. Ведь они не просто приносят деньги — они вкладывают средства в подготовку почвы для прихода частных иностранных компаний. Они готовят площадку для расширения сбыта продукции компаний из своих стран.

Поэтому мы должны тщательно все проанализировать. Украина должна иметь возможность самостоятельно производить необходимую для обеспечения эффективного использования энергоресурсов продукцию, у нас для этого есть все возможности.

Мы не можем попадать в зависимость от западного капитала и от его желаний. Иногда от щедрых предложений следует отказываться.

— В какие направления НАЭР будет рекомендовать ВБ вкладывать деньги?

— В первую очередь — в развитие биоэнергетики. Нам надо наладить как производство биотоплива, так и его внутреннее потребление.

О том, что систему нужно менять

— В госбюджете нынешнего года предусмотрены средства на газификацию сел. Оправданы ли такие расходы?

— Думаю, что населению пора обратить внимание на возобновляемые источники энергии. Это различные виды биотоплива, те же пеллеты. Кстати, сейчас предприятия, которые работают в этой сфере, получают льготы по налогу на прибыль, по ввозу оборудования.

Эта отрасль развивается, но в основном работает на экспорт. В Украине пока спрос на их продукцию невысок. Поэтому государству нужно сельские районы переориентировать на использование альтернативных источников энергии.

— Как это происходит на практике?

— Уже сейчас подбираем такие проекты для их софинансирования. Деньги, которые мы направляем облгосадминистрациям, предназначены также и на поиск и отбор проектов, позволяющих перевести отдельные районы на альтернативные источники энергии.

Если рядом есть лес и идет производство пеллет, то почему они направляются на экспорт, а не используются на месте?

— Потому что это выгоднее.

— Нет. Бизнесу нужен рынок сбыта. Если он будет в Украине, то предприятия не будут продавать свою продукцию за границу. В Европе рынок пеллет развит, цены умеренные, и поиграть на разнице цен не получается.

— Как же государство будет создавать рынок пеллет?

— Наша задача — внедрить технологии их использования, стимулировать замену котлов, создавать условия производителям.

— Денег в бюджете недостаточно, их хватает только на софинансирование. Зачем же государству вообще участвовать в таких проектах? Не проще создать нормальные условия для работы бизнеса в этих секторах?

— Инвесторам нужен сигнал. Это как когда гостей принимают: столы накрывают, дорожки стелют, скатерть белую… Инвесторы тогда приходят, когда видят, что их ждут и встречают. А если государство не примет участия в проектах своими деньгами, то инвестор не придет.
Эксклюзивное интервью главы НАЭР Николая Пашкевича газете "Бизнес"

Новый председатель НАЭР Николай Пашкевич получил то, чего не было у трех его предшественников. В этом году агентство будет распоряжаться большими деньгами – 0,9 млрд грн. Хотя у БИЗНЕСа есть сомнения в реальности этой суммы. Ведь источники финансирования не очень надежны.

Во-первых, это Специальный фонд госбюджета, который всегда наполняется по остаточному принципу. Во-вторых, это исчезающие, как пар, средства от продажи квот в рамках Киотского протокола. Например, EUR600 млн, вырученные от продажи этих самых квот в прошлом году, Генеральная прокуратура и СБУ до сих пор найти не могут.

“Эти средства растворились в дефиците госбюджета”,— сказал как-то вице-премьер Сергей Тигипко.

Глава НАЭР уже придумал, как пустить деньги (если агентство все-таки получит их) в оборот таким образом, чтобы отдача была даже не 10-кратная, а 100-кратная. Масштабность планов Николая Пашкевича проявляется не только в суммах, но и в сроках.

Он говорит, что судить, насколько эффективно будет использован “государственный миллиард”, можно будет только через пять лет – в 2015 г. И это естественно. И удобно.

Об основной функции

— В последние годы НАЭР регулярно фигурирует в отчетах Счетной палаты. В частности, в отчете за 2009 г. сказано, что НАЭР неэффективно использует бюджетные средства. Более того, указано, что в 2009 г. она фактически самоустранилась от реализации государственной политики в сфере энергосбережения. Как будете менять ситуацию?

— С оценкой Счетной палаты я не совсем согласен. Замечания, которые они высказали в адрес НАЭР, касались оплаты труда консультантов и специалистов. К тому же там фигурировали небольшие суммы. Но замечания были проверены, и состава преступления там как такового нет.

Вопрос в другом. Раньше НАЭР не могло добиться денег из госбюджета, и в этой связи можно говорить о его неэффективной работе. Но, тем не менее, основную свою функцию — разработку направлений по экономному и эффективному использованию энергоресурсов — оно выполняло.

За последние годы в НАЭР создано множество подзаконных нормативно-правовых актов и стандартов, которые регулируют расходование энергоресурсов…

— Выходит, пока основная функция НАЭР — это разработка нормативных актов?

— Да, агентство работает над созданием нормативно-правового поля, которое регулирует сферу энергоэффективности. И если вы обратитесь к предприятиям с вопросом, чувствуют ли они влияние НАЭР, то вам везде ответят, что агентство работает эффективно.

Ведь оно направляет в Кабинет министров свои заключения на предоставление преференций тем предприятиям, которые внедряют энергосберегающие технологии. А на тех, у кого перерасход энергоресурсов на выпуск продукции, у нас есть инструменты воздействия — штрафы.

И такое регулирование действует. Так, несмотря на то что износ оборудования в теплоэнергетике с годами увеличивается, новые технологии, внедряемые на производстве, позволяют изменить многое. Вот конкретный пример: Луганская теплоэлектростанция 10 лет назад тратила на производство 1 кВт•ч электроэнергии около 500 г угля, сейчас — 410 г.

Другой вопрос — до сих пор государство не в состоянии было финансово участвовать в проектах по энергосбережению. НАЭР разработало Государственную целевую экономическую программу энергоэффективности на 2010-2015 гг. И под эту программу в этом году выделено 910 млн грн.

Это впервые за всю историю независимой Украины! Теперь мы сможем влиять на процесс не только методологически и теоретически, но и физически.

О том, что торопиться не надо

— Как НАЭР будет проверять эффективность использования вложенных в проекты денег?

— Есть один критерий, принятый во всем мире, — это энергоемкость ВВП. Сейчас мы находимся на одном из последних мест в Европе по этому показателю. Если у нас затрачиваются 660 г условного топлива на единицу ВВП, то в странах ЕС — не более 300 г, в странах СНГ — 400 г.

— Если по итогам 2010 г. этот показатель улучшится, то это и будет доказательством эффективности работы НАЭР?

— Не думаю, что уже по итогам 2010 г. что-то существенное может произойти. Госбюджет принят в апреле, мы, в свою очередь, разработали нормативные акты о порядке использования бюджетных средств, дальше идут процедуры отбора наиболее эффективных проектов отрасли, и только потом эти проекты стартуют.

То есть это произойдет не ранее октября. Кроме того, наша программа рассчитана на пять лет…

— Получается, что спросить с НАЭР можно будет только по итогам 2015 г.?

— Естественно. Вот тогда мы должны будем отчитаться, насколько снизилась энергоемкость нашего ВВП, что с выбросами в атмосферу парниковых газов. Пока же начнем только с проектов. И если где-то они уже готовы к реализации, мы можем их профинансировать на долевых условиях.

Подчеркиваю — на долевых. Ведь некоторые считают, что НАЭР обеспечит полное бюджетное финансирование. Нет, наша программа рассчитана только на софинансирование, которое подразумевает привлечение инвестиций. Мы планируем, что на каждую 1 грн. из госбюджета будут привлечены 10 грн., а то и 100 грн. из других источников.

— Каких именно?

— Это могут быть коммерческие источники или бюджеты других уровней.

О том, куда и сколько денег пойдет

— На какие конкретные направления НАЭР потратит выделенные ему в этом году деньги?

— Прежде всего — на проекты по возобновляемой энергетике. Установленная мощность наших электростанций составляет более 50 ГВт, что в 2 раза превышает наши потребности.

Поэтому возобновляемую энергетику у нас игнорировали. Например, доля ветроэнергетики за последние 14 лет не достигла даже 1% в структуре выработки энергии. Но после принятия Закона о “зеленом тарифе” возник колоссальный интерес со стороны зарубежных инвесторов. И сегодня им нужно создать условия.

В Украине имеется огромный потенциал для развития ветро-, биоэнергетики и солнечной энергетики. Мы можем увеличить их долю в общей структуре выработки энергии до 30%.

После этого Украина будет использовать уже не половину установленных мощностей электростанций, а только треть, к тому же за счет наращивания доли чистой энергии.

Главная проблема на этом пути — наша энергосистема не рассчитана на подключение малых источников энергии. Нам нужно построить новые сети, которые позволят подключиться ветроэлектростанциям, электростанциям на биогазе, солнечным станциям.

Для этого мы уже направили 250 млн грн. на подготовку сетей Крыма и Одесской области, которые имеют наибольший ветровой и солнечный потенциал, чтобы создать условия для прихода инвесторов.

В течение ближайших трех лет мы рассчитываем на привлечение в эту сферу около $4 млрд инвестиций.

— Какие именно суммы и на что будут выделены в этом году?

— Во-первых, 203 млн грн. мы выделили МинЖКХ для модернизации котельных, их оборудования и тепловых сетей. Это позволит уменьшить удельный расход газа на 30%.

Эти работы софинансируются на условиях не более чем 30%-ного бюджетного сопровождения. Поэтому в данной сфере обязательно привлечение инвесторов.

За пять лет мы планируем сэкономить 5 млрд куб.м газа на всех уровнях. Для этого 210,5 млн грн. направим облгосадминистрациям на установку тепловых насосов, внедрение теплоаккумуляционного обогрева на предприятиях бюджетной и коммунальной сфер.

Кроме того, еще 138 млн грн. выделим центральным органам исполнительной власти на работы по сокращению потерь тепла в зданиях и сооружениях. И еще мы будем финансировать проектные работы по обеспечению энергоэффективности.

Тем, кто заинтересовался, сообщаю, что мы будем поддерживать только те проекты, которые предусматривают отдачу в виде сокращения энергопотребления не более чем через три года.

— Какие направления наиболее перспективны?

— Думаю, приоритет за работами по сокращению потерь тепла в зданиях за счет утепления стен, замены окон, реконструкции крыш.

— Упомянутые вами суммы НАЭР будет напрямую передавать местным властям, другим ведомствам или самостоятельно искать подрядчиков?

— Согласно Бюджетному кодексу, НАЭР является распорядителем средств первого уровня. Дальше распределением средств по своим направлениям займутся министерства. НАЭР же отвечает в целом за выполнение программы.

Мы анализируем, насколько соответствуют задаваемые для тендеров условия нашей программе. Возможно, и напрямую будем направлять средства предприятиям, сейчас этот вопрос согласовывается с Кабмином.

— Откуда должны поступить деньги?

— Из Спецфонда госбюджета — 500 млн грн. Еще 100 млн грн. мы должны получить от продажи квот на выброс парниковых газов. Кроме того, предусматривается 310 млн грн. в виде помощи от ЕС.

— То есть получается, что НАЭР распоряжается меньшей частью средств, выделяемых на национальную программу по энергосбережению?

— Есть определенные органы государственной власти, в ведении которых непосредственно находятся реконструируемые объекты. Думаю, неправильно залезать в чужое хозяйство. Агентство контролирует выполнение программы, а исполнять ее должны все без исключения органы власти.

— В апреле нынешнего года была информация о том, что Всемирный Банк (ВБ) предоставит кредит на EUR350 млн для внедрения энергосберегающих технологий в городах Украины. Тогда также говорили, что НАЭР будет участвовать в отборе таких проектов. Каково нынешнее положение дел?

— Главным распорядителем этих средств является Укрэксимбанк, его на эту роль выбрали представители ВБ. В свою очередь, НАЭР, Минуглепром, Минтопэнерго, МинЖКХ, Минрегионстрой, Минфин и НКРЭ разрабатывают рабочую программу. Но денег пока не получают.

Первую скрипку в таких проектах играют, конечно, западные финансовые институты. То есть они выдвигают требования, сообщают, какие изменения хотели бы видеть. Но проекты, на которые эти деньги будут использованы, надо согласовать с нами и с другими министерствами.

Не все то, что хотели бы получить зарубежные инвесторы, мы можем сделать. Ведь они не просто приносят деньги — они вкладывают средства в подготовку почвы для прихода частных иностранных компаний. Они готовят площадку для расширения сбыта продукции компаний из своих стран.

Поэтому мы должны тщательно все проанализировать. Украина должна иметь возможность самостоятельно производить необходимую для обеспечения эффективного использования энергоресурсов продукцию, у нас для этого есть все возможности.

Мы не можем попадать в зависимость от западного капитала и от его желаний. Иногда от щедрых предложений следует отказываться.

— В какие направления НАЭР будет рекомендовать ВБ вкладывать деньги?

— В первую очередь — в развитие биоэнергетики. Нам надо наладить как производство биотоплива, так и его внутреннее потребление.

О том, что систему нужно менять

— В госбюджете нынешнего года предусмотрены средства на газификацию сел. Оправданы ли такие расходы?

— Думаю, что населению пора обратить внимание на возобновляемые источники энергии. Это различные виды биотоплива, те же пеллеты. Кстати, сейчас предприятия, которые работают в этой сфере, получают льготы по налогу на прибыль, по ввозу оборудования.

Эта отрасль развивается, но в основном работает на экспорт. В Украине пока спрос на их продукцию невысок. Поэтому государству нужно сельские районы переориентировать на использование альтернативных источников энергии.

— Как это происходит на практике?

— Уже сейчас подбираем такие проекты для их софинансирования. Деньги, которые мы направляем облгосадминистрациям, предназначены также и на поиск и отбор проектов, позволяющих перевести отдельные районы на альтернативные источники энергии.

Если рядом есть лес и идет производство пеллет, то почему они направляются на экспорт, а не используются на месте?

— Потому что это выгоднее.

— Нет. Бизнесу нужен рынок сбыта. Если он будет в Украине, то предприятия не будут продавать свою продукцию за границу. В Европе рынок пеллет развит, цены умеренные, и поиграть на разнице цен не получается.

— Как же государство будет создавать рынок пеллет?

— Наша задача — внедрить технологии их использования, стимулировать замену котлов, создавать условия производителям.

— Денег в бюджете недостаточно, их хватает только на софинансирование. Зачем же государству вообще участвовать в таких проектах? Не проще создать нормальные условия для работы бизнеса в этих секторах?

— Инвесторам нужен сигнал. Это как когда гостей принимают: столы накрывают, дорожки стелют, скатерть белую… Инвесторы тогда приходят, когда видят, что их ждут и встречают. А если государство не примет участия в проектах своими деньгами, то инвестор не придет.

Досье БИЗНЕСа

Николай Пашкевич, председатель Национального агентства по вопросам обеспечения эффективного использования энергоресурсов (НАЭР)

Родился: 14 декабря 1948 г. в г.Донецке.

Образование: Донецкий политехнический институт (1978 г.).

Карьера: 1965 г. — токарь Донецкого завода металлоконструкций; 1968 г. — крепильщик, горнорабочий, мастер на шахтах “Социалистический Донбасс”, “Кировская”, им.Абакумова; в 1980-е и 1990-е годы занимал руководящие посты на различных угольных предприятиях, вплоть до должности директора по экономике ПО “Донецкуголь”; с 2001 г. — глава ОАО “Предприятие электрических сетей-Энергоуголь”; с 2002 г. — председатель собрания корпорации ДТЭК, член совета директоров компании “Укрподшипник”; 2006-2008 гг. — президент госпредприятия “Укринтерэнерго”; с апреля 2010 г. — первый заместитель председателя НАЭР; с июня 2010 г. — председатель НАЭР.

Увлечения: гольф.
Досье БИЗНЕСа

Николай Пашкевич, председатель Национального агентства по вопросам обеспечения эффективного использования энергоресурсов (НАЭР)

Родился: 14 декабря 1948 г. в г.Донецке.

Образование: Донецкий политехнический институт (1978 г.).

Карьера: 1965 г. — токарь Донецкого завода металлоконструкций; 1968 г. — крепильщик, горнорабочий, мастер на шахтах “Социалистический Донбасс”, “Кировская”, им.Абакумова; в 1980-е и 1990-е годы занимал руководящие посты на различных угольных предприятиях, вплоть до должности директора по экономике ПО “Донецкуголь”; с 2001 г. — глава ОАО “Предприятие электрических сетей-Энергоуголь”; с 2002 г. — председатель собрания корпорации ДТЭК, член совета директоров компании “Укрподшипник”; 2006-2008 гг. — президент госпредприятия “Укринтерэнерго”; с апреля 2010 г. — первый заместитель председателя НАЭР; с июня 2010 г. — председатель НАЭР.

Увлечения: гольф.

Новый председатель НАЭР Николай Пашкевич получил то, чего не было у трех его предшественников. В этом году агентство будет распоряжаться большими деньгами – 0,9 млрд грн. Хотя у БИЗНЕСа есть сомнения в реальности этой суммы. Ведь источники финансирования не очень надежны.

Во-первых, это Специальный фонд госбюджета, который всегда наполняется по остаточному принципу. Во-вторых, это исчезающие, как пар, средства от продажи квот в рамках Киотского протокола. Например, EUR600 млн, вырученные от продажи этих самых квот в прошлом году, Генеральная прокуратура и СБУ до сих пор найти не могут.

“Эти средства растворились в дефиците госбюджета”,— сказал как-то вице-премьер Сергей Тигипко.

Глава НАЭР уже придумал, как пустить деньги (если агентство все-таки получит их) в оборот таким образом, чтобы отдача была даже не 10-кратная, а 100-кратная. Масштабность планов Николая Пашкевича проявляется не только в суммах, но и в сроках.

Он говорит, что судить, насколько эффективно будет использован “государственный миллиард”, можно будет только через пять лет – в 2015 г. И это естественно. И удобно.

Об основной функции

— В последние годы НАЭР регулярно фигурирует в отчетах Счетной палаты. В частности, в отчете за 2009 г. сказано, что НАЭР неэффективно использует бюджетные средства. Более того, указано, что в 2009 г. она фактически самоустранилась от реализации государственной политики в сфере энергосбережения. Как будете менять ситуацию?

— С оценкой Счетной палаты я не совсем согласен. Замечания, которые они высказали в адрес НАЭР, касались оплаты труда консультантов и специалистов. К тому же там фигурировали небольшие суммы. Но замечания были проверены, и состава преступления там как такового нет.

Вопрос в другом. Раньше НАЭР не могло добиться денег из госбюджета, и в этой связи можно говорить о его неэффективной работе. Но, тем не менее, основную свою функцию — разработку направлений по экономному и эффективному использованию энергоресурсов — оно выполняло.

За последние годы в НАЭР создано множество подзаконных нормативно-правовых актов и стандартов, которые регулируют расходование энергоресурсов…

— Выходит, пока основная функция НАЭР — это разработка нормативных актов?

— Да, агентство работает над созданием нормативно-правового поля, которое регулирует сферу энергоэффективности. И если вы обратитесь к предприятиям с вопросом, чувствуют ли они влияние НАЭР, то вам везде ответят, что агентство работает эффективно.

Ведь оно направляет в Кабинет министров свои заключения на предоставление преференций тем предприятиям, которые внедряют энергосберегающие технологии. А на тех, у кого перерасход энергоресурсов на выпуск продукции, у нас есть инструменты воздействия — штрафы.

И такое регулирование действует. Так, несмотря на то что износ оборудования в теплоэнергетике с годами увеличивается, новые технологии, внедряемые на производстве, позволяют изменить многое. Вот конкретный пример: Луганская теплоэлектростанция 10 лет назад тратила на производство 1 кВт•ч электроэнергии около 500 г угля, сейчас — 410 г.

Другой вопрос — до сих пор государство не в состоянии было финансово участвовать в проектах по энергосбережению. НАЭР разработало Государственную целевую экономическую программу энергоэффективности на 2010-2015 гг. И под эту программу в этом году выделено 910 млн грн.

Это впервые за всю историю независимой Украины! Теперь мы сможем влиять на процесс не только методологически и теоретически, но и физически.

О том, что торопиться не надо

— Как НАЭР будет проверять эффективность использования вложенных в проекты денег?

— Есть один критерий, принятый во всем мире, — это энергоемкость ВВП. Сейчас мы находимся на одном из последних мест в Европе по этому показателю. Если у нас затрачиваются 660 г условного топлива на единицу ВВП, то в странах ЕС — не более 300 г, в странах СНГ — 400 г.

— Если по итогам 2010 г. этот показатель улучшится, то это и будет доказательством эффективности работы НАЭР?

— Не думаю, что уже по итогам 2010 г. что-то существенное может произойти. Госбюджет принят в апреле, мы, в свою очередь, разработали нормативные акты о порядке использования бюджетных средств, дальше идут процедуры отбора наиболее эффективных проектов отрасли, и только потом эти проекты стартуют.

То есть это произойдет не ранее октября. Кроме того, наша программа рассчитана на пять лет…

— Получается, что спросить с НАЭР можно будет только по итогам 2015 г.?

— Естественно. Вот тогда мы должны будем отчитаться, насколько снизилась энергоемкость нашего ВВП, что с выбросами в атмосферу парниковых газов. Пока же начнем только с проектов. И если где-то они уже готовы к реализации, мы можем их профинансировать на долевых условиях.

Подчеркиваю — на долевых. Ведь некоторые считают, что НАЭР обеспечит полное бюджетное финансирование. Нет, наша программа рассчитана только на софинансирование, которое подразумевает привлечение инвестиций. Мы планируем, что на каждую 1 грн. из госбюджета будут привлечены 10 грн., а то и 100 грн. из других источников.

— Каких именно?

— Это могут быть коммерческие источники или бюджеты других уровней.

О том, куда и сколько денег пойдет

— На какие конкретные направления НАЭР потратит выделенные ему в этом году деньги?

— Прежде всего — на проекты по возобновляемой энергетике. Установленная мощность наших электростанций составляет более 50 ГВт, что в 2 раза превышает наши потребности.

Поэтому возобновляемую энергетику у нас игнорировали. Например, доля ветроэнергетики за последние 14 лет не достигла даже 1% в структуре выработки энергии. Но после принятия Закона о “зеленом тарифе” возник колоссальный интерес со стороны зарубежных инвесторов. И сегодня им нужно создать условия.

В Украине имеется огромный потенциал для развития ветро-, биоэнергетики и солнечной энергетики. Мы можем увеличить их долю в общей структуре выработки энергии до 30%.

После этого Украина будет использовать уже не половину установленных мощностей электростанций, а только треть, к тому же за счет наращивания доли чистой энергии.

Главная проблема на этом пути — наша энергосистема не рассчитана на подключение малых источников энергии. Нам нужно построить новые сети, которые позволят подключиться ветроэлектростанциям, электростанциям на биогазе, солнечным станциям.

Для этого мы уже направили 250 млн грн. на подготовку сетей Крыма и Одесской области, которые имеют наибольший ветровой и солнечный потенциал, чтобы создать условия для прихода инвесторов.

В течение ближайших трех лет мы рассчитываем на привлечение в эту сферу около $4 млрд инвестиций.

— Какие именно суммы и на что будут выделены в этом году?

— Во-первых, 203 млн грн. мы выделили МинЖКХ для модернизации котельных, их оборудования и тепловых сетей. Это позволит уменьшить удельный расход газа на 30%.

Эти работы софинансируются на условиях не более чем 30%-ного бюджетного сопровождения. Поэтому в данной сфере обязательно привлечение инвесторов.

За пять лет мы планируем сэкономить 5 млрд куб.м газа на всех уровнях. Для этого 210,5 млн грн. направим облгосадминистрациям на установку тепловых насосов, внедрение теплоаккумуляционного обогрева на предприятиях бюджетной и коммунальной сфер.

Кроме того, еще 138 млн грн. выделим центральным органам исполнительной власти на работы по сокращению потерь тепла в зданиях и сооружениях. И еще мы будем финансировать проектные работы по обеспечению энергоэффективности.

Тем, кто заинтересовался, сообщаю, что мы будем поддерживать только те проекты, которые предусматривают отдачу в виде сокращения энергопотребления не более чем через три года.

— Какие направления наиболее перспективны?

— Думаю, приоритет за работами по сокращению потерь тепла в зданиях за счет утепления стен, замены окон, реконструкции крыш.

— Упомянутые вами суммы НАЭР будет напрямую передавать местным властям, другим ведомствам или самостоятельно искать подрядчиков?

— Согласно Бюджетному кодексу, НАЭР является распорядителем средств первого уровня. Дальше распределением средств по своим направлениям займутся министерства. НАЭР же отвечает в целом за выполнение программы.

Мы анализируем, насколько соответствуют задаваемые для тендеров условия нашей программе. Возможно, и напрямую будем направлять средства предприятиям, сейчас этот вопрос согласовывается с Кабмином.

— Откуда должны поступить деньги?

— Из Спецфонда госбюджета — 500 млн грн. Еще 100 млн грн. мы должны получить от продажи квот на выброс парниковых газов. Кроме того, предусматривается 310 млн грн. в виде помощи от ЕС.

— То есть получается, что НАЭР распоряжается меньшей частью средств, выделяемых на национальную программу по энергосбережению?

— Есть определенные органы государственной власти, в ведении которых непосредственно находятся реконструируемые объекты. Думаю, неправильно залезать в чужое хозяйство. Агентство контролирует выполнение программы, а исполнять ее должны все без исключения органы власти.

— В апреле нынешнего года была информация о том, что Всемирный Банк (ВБ) предоставит кредит на EUR350 млн для внедрения энергосберегающих технологий в городах Украины. Тогда также говорили, что НАЭР будет участвовать в отборе таких проектов. Каково нынешнее положение дел?

— Главным распорядителем этих средств является Укрэксимбанк, его на эту роль выбрали представители ВБ. В свою очередь, НАЭР, Минуглепром, Минтопэнерго, МинЖКХ, Минрегионстрой, Минфин и НКРЭ разрабатывают рабочую программу. Но денег пока не получают.

Первую скрипку в таких проектах играют, конечно, западные финансовые институты. То есть они выдвигают требования, сообщают, какие изменения хотели бы видеть. Но проекты, на которые эти деньги будут использованы, надо согласовать с нами и с другими министерствами.

Не все то, что хотели бы получить зарубежные инвесторы, мы можем сделать. Ведь они не просто приносят деньги — они вкладывают средства в подготовку почвы для прихода частных иностранных компаний. Они готовят площадку для расширения сбыта продукции компаний из своих стран.

Поэтому мы должны тщательно все проанализировать. Украина должна иметь возможность самостоятельно производить необходимую для обеспечения эффективного использования энергоресурсов продукцию, у нас для этого есть все возможности.

Мы не можем попадать в зависимость от западного капитала и от его желаний. Иногда от щедрых предложений следует отказываться.

— В какие направления НАЭР будет рекомендовать ВБ вкладывать деньги?

— В первую очередь — в развитие биоэнергетики. Нам надо наладить как производство биотоплива, так и его внутреннее потребление.

О том, что систему нужно менять

— В госбюджете нынешнего года предусмотрены средства на газификацию сел. Оправданы ли такие расходы?

— Думаю, что населению пора обратить внимание на возобновляемые источники энергии. Это различные виды биотоплива, те же пеллеты. Кстати, сейчас предприятия, которые работают в этой сфере, получают льготы по налогу на прибыль, по ввозу оборудования.

Эта отрасль развивается, но в основном работает на экспорт. В Украине пока спрос на их продукцию невысок. Поэтому государству нужно сельские районы переориентировать на использование альтернативных источников энергии.

— Как это происходит на практике?

— Уже сейчас подбираем такие проекты для их софинансирования. Деньги, которые мы направляем облгосадминистрациям, предназначены также и на поиск и отбор проектов, позволяющих перевести отдельные районы на альтернативные источники энергии.

Если рядом есть лес и идет производство пеллет, то почему они направляются на экспорт, а не используются на месте?

— Потому что это выгоднее.

— Нет. Бизнесу нужен рынок сбыта. Если он будет в Украине, то предприятия не будут продавать свою продукцию за границу. В Европе рынок пеллет развит, цены умеренные, и поиграть на разнице цен не получается.

— Как же государство будет создавать рынок пеллет?

— Наша задача — внедрить технологии их использования, стимулировать замену котлов, создавать условия производителям.

— Денег в бюджете недостаточно, их хватает только на софинансирование. Зачем же государству вообще участвовать в таких проектах? Не проще создать нормальные условия для работы бизнеса в этих секторах?

— Инвесторам нужен сигнал. Это как когда гостей принимают: столы накрывают, дорожки стелют, скатерть белую… Инвесторы тогда приходят, когда видят, что их ждут и встречают. А если государство не примет участия в проектах своими деньгами, то инвестор не придет.

Досье БИЗНЕСа

Николай Пашкевич, председатель Национального агентства по вопросам обеспечения эффективного использования энергоресурсов (НАЭР)

Родился: 14 декабря 1948 г. в г.Донецке.

Образование: Донецкий политехнический институт (1978 г.).

Карьера: 1965 г. — токарь Донецкого завода металлоконструкций; 1968 г. — крепильщик, горнорабочий, мастер на шахтах “Социалистический Донбасс”, “Кировская”, им.Абакумова; в 1980-е и 1990-е годы занимал руководящие посты на различных угольных предприятиях, вплоть до должности директора по экономике ПО “Донецкуголь”; с 2001 г. — глава ОАО “Предприятие электрических сетей-Энергоуголь”; с 2002 г. — председатель собрания корпорации ДТЭК, член совета директоров компании “Укрподшипник”; 2006-2008 гг. — президент госпредприятия “Укринтерэнерго”; с апреля 2010 г. — первый заместитель председателя НАЭР; с июня 2010 г. — председатель НАЭР.

Увлечения: гольф. Эксклюзивное интервью главы НАЭР Николая Пашкевича газете "Бизнес"

Новый председатель НАЭР Николай Пашкевич получил то, чего не было у трех его предшественников. В этом году агентство будет распоряжаться большими деньгами – 0,9 млрд грн. Хотя у БИЗНЕСа есть сомнения в реальности этой суммы. Ведь источники финансирования не очень надежны.

Во-первых, это Специальный фонд госбюджета, который всегда наполняется по остаточному принципу. Во-вторых, это исчезающие, как пар, средства от продажи квот в рамках Киотского протокола. Например, EUR600 млн, вырученные от продажи этих самых квот в прошлом году, Генеральная прокуратура и СБУ до сих пор найти не могут.

“Эти средства растворились в дефиците госбюджета”,— сказал как-то вице-премьер Сергей Тигипко.

Глава НАЭР уже придумал, как пустить деньги (если агентство все-таки получит их) в оборот таким образом, чтобы отдача была даже не 10-кратная, а 100-кратная. Масштабность планов Николая Пашкевича проявляется не только в суммах, но и в сроках.

Он говорит, что судить, насколько эффективно будет использован “государственный миллиард”, можно будет только через пять лет – в 2015 г. И это естественно. И удобно.

Об основной функции

— В последние годы НАЭР регулярно фигурирует в отчетах Счетной палаты. В частности, в отчете за 2009 г. сказано, что НАЭР неэффективно использует бюджетные средства. Более того, указано, что в 2009 г. она фактически самоустранилась от реализации государственной политики в сфере энергосбережения. Как будете менять ситуацию?

— С оценкой Счетной палаты я не совсем согласен. Замечания, которые они высказали в адрес НАЭР, касались оплаты труда консультантов и специалистов. К тому же там фигурировали небольшие суммы. Но замечания были проверены, и состава преступления там как такового нет.

Вопрос в другом. Раньше НАЭР не могло добиться денег из госбюджета, и в этой связи можно говорить о его неэффективной работе. Но, тем не менее, основную свою функцию — разработку направлений по экономному и эффективному использованию энергоресурсов — оно выполняло.

За последние годы в НАЭР создано множество подзаконных нормативно-правовых актов и стандартов, которые регулируют расходование энергоресурсов…

— Выходит, пока основная функция НАЭР — это разработка нормативных актов?

— Да, агентство работает над созданием нормативно-правового поля, которое регулирует сферу энергоэффективности. И если вы обратитесь к предприятиям с вопросом, чувствуют ли они влияние НАЭР, то вам везде ответят, что агентство работает эффективно.

Ведь оно направляет в Кабинет министров свои заключения на предоставление преференций тем предприятиям, которые внедряют энергосберегающие технологии. А на тех, у кого перерасход энергоресурсов на выпуск продукции, у нас есть инструменты воздействия — штрафы.

И такое регулирование действует. Так, несмотря на то что износ оборудования в теплоэнергетике с годами увеличивается, новые технологии, внедряемые на производстве, позволяют изменить многое. Вот конкретный пример: Луганская теплоэлектростанция 10 лет назад тратила на производство 1 кВт•ч электроэнергии около 500 г угля, сейчас — 410 г.

Другой вопрос — до сих пор государство не в состоянии было финансово участвовать в проектах по энергосбережению. НАЭР разработало Государственную целевую экономическую программу энергоэффективности на 2010-2015 гг. И под эту программу в этом году выделено 910 млн грн.

Это впервые за всю историю независимой Украины! Теперь мы сможем влиять на процесс не только методологически и теоретически, но и физически.

О том, что торопиться не надо

— Как НАЭР будет проверять эффективность использования вложенных в проекты денег?

— Есть один критерий, принятый во всем мире, — это энергоемкость ВВП. Сейчас мы находимся на одном из последних мест в Европе по этому показателю. Если у нас затрачиваются 660 г условного топлива на единицу ВВП, то в странах ЕС — не более 300 г, в странах СНГ — 400 г.

— Если по итогам 2010 г. этот показатель улучшится, то это и будет доказательством эффективности работы НАЭР?

— Не думаю, что уже по итогам 2010 г. что-то существенное может произойти. Госбюджет принят в апреле, мы, в свою очередь, разработали нормативные акты о порядке использования бюджетных средств, дальше идут процедуры отбора наиболее эффективных проектов отрасли, и только потом эти проекты стартуют.

То есть это произойдет не ранее октября. Кроме того, наша программа рассчитана на пять лет…

— Получается, что спросить с НАЭР можно будет только по итогам 2015 г.?

— Естественно. Вот тогда мы должны будем отчитаться, насколько снизилась энергоемкость нашего ВВП, что с выбросами в атмосферу парниковых газов. Пока же начнем только с проектов. И если где-то они уже готовы к реализации, мы можем их профинансировать на долевых условиях.

Подчеркиваю — на долевых. Ведь некоторые считают, что НАЭР обеспечит полное бюджетное финансирование. Нет, наша программа рассчитана только на софинансирование, которое подразумевает привлечение инвестиций. Мы планируем, что на каждую 1 грн. из госбюджета будут привлечены 10 грн., а то и 100 грн. из других источников.

— Каких именно?

— Это могут быть коммерческие источники или бюджеты других уровней.

О том, куда и сколько денег пойдет

— На какие конкретные направления НАЭР потратит выделенные ему в этом году деньги?

— Прежде всего — на проекты по возобновляемой энергетике. Установленная мощность наших электростанций составляет более 50 ГВт, что в 2 раза превышает наши потребности.

Поэтому возобновляемую энергетику у нас игнорировали. Например, доля ветроэнергетики за последние 14 лет не достигла даже 1% в структуре выработки энергии. Но после принятия Закона о “зеленом тарифе” возник колоссальный интерес со стороны зарубежных инвесторов. И сегодня им нужно создать условия.

В Украине имеется огромный потенциал для развития ветро-, биоэнергетики и солнечной энергетики. Мы можем увеличить их долю в общей структуре выработки энергии до 30%.

После этого Украина будет использовать уже не половину установленных мощностей электростанций, а только треть, к тому же за счет наращивания доли чистой энергии.

Главная проблема на этом пути — наша энергосистема не рассчитана на подключение малых источников энергии. Нам нужно построить новые сети, которые позволят подключиться ветроэлектростанциям, электростанциям на биогазе, солнечным станциям.

Для этого мы уже направили 250 млн грн. на подготовку сетей Крыма и Одесской области, которые имеют наибольший ветровой и солнечный потенциал, чтобы создать условия для прихода инвесторов.

В течение ближайших трех лет мы рассчитываем на привлечение в эту сферу около $4 млрд инвестиций.

— Какие именно суммы и на что будут выделены в этом году?

— Во-первых, 203 млн грн. мы выделили МинЖКХ для модернизации котельных, их оборудования и тепловых сетей. Это позволит уменьшить удельный расход газа на 30%.

Эти работы софинансируются на условиях не более чем 30%-ного бюджетного сопровождения. Поэтому в данной сфере обязательно привлечение инвесторов.

За пять лет мы планируем сэкономить 5 млрд куб.м газа на всех уровнях. Для этого 210,5 млн грн. направим облгосадминистрациям на установку тепловых насосов, внедрение теплоаккумуляционного обогрева на предприятиях бюджетной и коммунальной сфер.

Кроме того, еще 138 млн грн. выделим центральным органам исполнительной власти на работы по сокращению потерь тепла в зданиях и сооружениях. И еще мы будем финансировать проектные работы по обеспечению энергоэффективности.

Тем, кто заинтересовался, сообщаю, что мы будем поддерживать только те проекты, которые предусматривают отдачу в виде сокращения энергопотребления не более чем через три года.

— Какие направления наиболее перспективны?

— Думаю, приоритет за работами по сокращению потерь тепла в зданиях за счет утепления стен, замены окон, реконструкции крыш.

— Упомянутые вами суммы НАЭР будет напрямую передавать местным властям, другим ведомствам или самостоятельно искать подрядчиков?

— Согласно Бюджетному кодексу, НАЭР является распорядителем средств первого уровня. Дальше распределением средств по своим направлениям займутся министерства. НАЭР же отвечает в целом за выполнение программы.

Мы анализируем, насколько соответствуют задаваемые для тендеров условия нашей программе. Возможно, и напрямую будем направлять средства предприятиям, сейчас этот вопрос согласовывается с Кабмином.

— Откуда должны поступить деньги?

— Из Спецфонда госбюджета — 500 млн грн. Еще 100 млн грн. мы должны получить от продажи квот на выброс парниковых газов. Кроме того, предусматривается 310 млн грн. в виде помощи от ЕС.

— То есть получается, что НАЭР распоряжается меньшей частью средств, выделяемых на национальную программу по энергосбережению?

— Есть определенные органы государственной власти, в ведении которых непосредственно находятся реконструируемые объекты. Думаю, неправильно залезать в чужое хозяйство. Агентство контролирует выполнение программы, а исполнять ее должны все без исключения органы власти.

— В апреле нынешнего года была информация о том, что Всемирный Банк (ВБ) предоставит кредит на EUR350 млн для внедрения энергосберегающих технологий в городах Украины. Тогда также говорили, что НАЭР будет участвовать в отборе таких проектов. Каково нынешнее положение дел?

— Главным распорядителем этих средств является Укрэксимбанк, его на эту роль выбрали представители ВБ. В свою очередь, НАЭР, Минуглепром, Минтопэнерго, МинЖКХ, Минрегионстрой, Минфин и НКРЭ разрабатывают рабочую программу. Но денег пока не получают.

Первую скрипку в таких проектах играют, конечно, западные финансовые институты. То есть они выдвигают требования, сообщают, какие изменения хотели бы видеть. Но проекты, на которые эти деньги будут использованы, надо согласовать с нами и с другими министерствами.

Не все то, что хотели бы получить зарубежные инвесторы, мы можем сделать. Ведь они не просто приносят деньги — они вкладывают средства в подготовку почвы для прихода частных иностранных компаний. Они готовят площадку для расширения сбыта продукции компаний из своих стран.

Поэтому мы должны тщательно все проанализировать. Украина должна иметь возможность самостоятельно производить необходимую для обеспечения эффективного использования энергоресурсов продукцию, у нас для этого есть все возможности.

Мы не можем попадать в зависимость от западного капитала и от его желаний. Иногда от щедрых предложений следует отказываться.

— В какие направления НАЭР будет рекомендовать ВБ вкладывать деньги?

— В первую очередь — в развитие биоэнергетики. Нам надо наладить как производство биотоплива, так и его внутреннее потребление.

О том, что систему нужно менять

— В госбюджете нынешнего года предусмотрены средства на газификацию сел. Оправданы ли такие расходы?

— Думаю, что населению пора обратить внимание на возобновляемые источники энергии. Это различные виды биотоплива, те же пеллеты. Кстати, сейчас предприятия, которые работают в этой сфере, получают льготы по налогу на прибыль, по ввозу оборудования.

Эта отрасль развивается, но в основном работает на экспорт. В Украине пока спрос на их продукцию невысок. Поэтому государству нужно сельские районы переориентировать на использование альтернативных источников энергии.

— Как это происходит на практике?

— Уже сейчас подбираем такие проекты для их софинансирования. Деньги, которые мы направляем облгосадминистрациям, предназначены также и на поиск и отбор проектов, позволяющих перевести отдельные районы на альтернативные источники энергии.

Если рядом есть лес и идет производство пеллет, то почему они направляются на экспорт, а не используются на месте?

— Потому что это выгоднее.

— Нет. Бизнесу нужен рынок сбыта. Если он будет в Украине, то предприятия не будут продавать свою продукцию за границу. В Европе рынок пеллет развит, цены умеренные, и поиграть на разнице цен не получается.

— Как же государство будет создавать рынок пеллет?

— Наша задача — внедрить технологии их использования, стимулировать замену котлов, создавать условия производителям.

— Денег в бюджете недостаточно, их хватает только на софинансирование. Зачем же государству вообще участвовать в таких проектах? Не проще создать нормальные условия для работы бизнеса в этих секторах?

— Инвесторам нужен сигнал. Это как когда гостей принимают: столы накрывают, дорожки стелют, скатерть белую… Инвесторы тогда приходят, когда видят, что их ждут и встречают. А если государство не примет участия в проектах своими деньгами, то инвестор не придет.

Досье БИЗНЕСа

Николай Пашкевич, председатель Национального агентства по вопросам обеспечения эффективного использования энергоресурсов (НАЭР)

Родился: 14 декабря 1948 г. в г.Донецке.

Образование: Донецкий политехнический институт (1978 г.).

Карьера: 1965 г. — токарь Донецкого завода металлоконструкций; 1968 г. — крепильщик, горнорабочий, мастер на шахтах “Социалистический Донбасс”, “Кировская”, им.Абакумова; в 1980-е и 1990-е годы занимал руководящие посты на различных угольных предприятиях, вплоть до должности директора по экономике ПО “Донецкуголь”; с 2001 г. — глава ОАО “Предприятие электрических сетей-Энергоуголь”; с 2002 г. — председатель собрания корпорации ДТЭК, член совета директоров компании “Укрподшипник”; 2006-2008 гг. — президент госпредприятия “Укринтерэнерго”; с апреля 2010 г. — первый заместитель председателя НАЭР; с июня 2010 г. — председатель НАЭР.

Увлечения: гольф.




Яндекс.Метрика